Типы документов

Реклама

Партнеры


Решение Калининградского областного суда от 03.02.2015 по делу N 3-19/2015 <Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими частей 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона Калининградской области от 12.05.2008 N 244 "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях" >



КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 3 февраля 2015 г. по делу № 3-19/2015

Калининградский областной суд в лице судьи областного суда Науменко Б.И.,
При секретаре Шишковой О.В.,
С участием прокурора Маркеловой Г.И.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Калининградского областного суда заявление Д. о признании недействующими частей 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона Калининградской области от 12 мая 2008 года № 244 "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях", принятой Законом Калининградской области от 20.02.2014 года № 300 "О внесении изменений в Закон Калининградской области "О внесении изменений в Закон Калининградской области "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях" (принят Калининградской областной Думой 06.02.2014 г.),

установил:

24.04.2008 Калининградской областной Думой принят Закон Калининградской области № 244 "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях", опубликованный в газете "Комсомольская правда" № 89 от 21 мая 2008 года.
Статьей 73 Кодекса Калининградской области в редакции Закона Калининградской области от 20.02.2014 № 300 предусмотрена административная ответственность за невыполнение требований нормативных правовых актов органов местного самоуправления в сфере благоустройства, и в частности:
часть 1 указанной статьи предусматривает ответственность за невыполнение требований нормативных правовых актов органов местного самоуправления по организации уборки и содержанию территорий, порядку сбора, вывоза и утилизации отходов производства и потребления;
часть 2 - за невыполнение требований нормативных правовых актов органов местного самоуправления в сфере озеленения территорий, содержания и обеспечения сохранности зеленых насаждений, включая незаконную вырубку или повреждение зеленых насаждений зеленого фонда в границах муниципального образования;
часть 3 - за невыполнение требований нормативных правовых актов органов местного самоуправления по содержанию элементов благоустройства, в том числе требований к внешнему виду фасадов зданий, строений и сооружений;
часть 5 предусматривает ответственность за действия, предусмотренные частями 1-3 настоящей статьи, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за указанное нарушение.
Д. обратилась в суд с заявлением о признании недействующими частей 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона Калининградской области от 12 мая 2008 года № 244 "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях", в редакции Закона Калининградской области от 20.02.2014 года № 300, так как были приняты Калининградской областной Думой с превышением предоставленных ей полномочий, поскольку законодательный орган субъекта по вопросам совместного ведения вправе самостоятельно осуществлять правовое регулирование только при отсутствии соответствующего регулирования на федеральном уровне. В данном случае по всем вопросам, по которым осуществляется административное регулирование частями 1, 2, 3, 5 статьи 73 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях, имеется соответствующее регулирование на федеральном уровне и предусмотрена конкретными нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Заявитель указывает, что оспариваемый нормативный правовой акт нарушает ее права и свободы. Она работает в должности исполнительного директора ООО "УК РСУ 6". Возглавляемое ею предприятие осуществляет деятельность по управлению многоквартирными жилыми домами. В течение 2014 года она неоднократно привлекалась к административной ответственности по статье 73 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях и ей назначались административные наказания в виде штрафа. Незаконное привлечение к административной ответственности нарушает ее права и свободы, унижает человеческое достоинство и наносит материальный ущерб.
В судебном заседании заявитель Д. и ее представитель П. поддержали заявление в полном объеме.
Представитель Калининградской областной Думы Кузнецов А.В., представители Губернатора Калининградской области Орлова Е.А. и Лузан А.В. в судебном заседании полагали, что заявление удовлетворению не подлежит, представив свои письменные возражения.
Выслушав объяснения заявителя и ее представителя, поддержавших заявленные требования в полном объеме, представителей Калининградской областной Думы и Губернатора Калининградской области, считавших заявленные требования необоснованными, заключение прокурора Маркеловой Г.И., полагавшей, что заявление подлежит удовлетворению, исследовав другие доказательства, суд приходит к выводу о том, что заявление удовлетворению не подлежит в полном объеме по следующим основаниям.
Вопросы установления административной ответственности, обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, отходов производства и потребления, охраны окружающей среды относятся к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, что не оспаривается заявителем (статья 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), статья 3 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", статья 2 Федерального закона "Об отходах производства и потребления", статья 2 Федерального закона "Об охране окружающей среды").
Равно как указанные вопросы находятся в ведении местного самоуправления, являясь вопросами местного значения (пункты 18, 19 части 1 статьи 14, пункты 9, 14 части 1 статьи 15, пункты 11, 25 Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ).
На основании вышеприведенных норм федеральных законов и подпункта 1 части 1 статьи 17 Федерального закона № 131-ФЗ органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе принимать нормативные правовые акты в указанных сферах (что также не оспаривается заявителем и признается судами) - в том числе те, за нарушение которых предусмотрены административная ответственность обжалуемыми заявителем нормами.
Исходя из изложенного суд не может согласиться с доводом заявителя о том, что наличие федерального закона по предмету совместного ведения (в сфере установления административной ответственности) не позволяет принимать закон субъекта, устанавливающий административную ответственность за иные правонарушения в указанной же сфере.
Положения статьи 55 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", статьи 28 Федерального закона "Об отходах производства и потребления", статьи 75 Федерального закона "Об охране окружающей среды", согласно которым административная ответственность в соответствующих сферах устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, не препятствуют установлению законами субъектов Российской Федерации ответственности в указанных сферах, как ошибочно полагает заявитель.
Указанные нормы, напротив, являются отсылочными к положениям законодательства, разграничивающим компетенцию Российской Федерации и ее субъектов в сфере установления административной ответственности и определяющим полномочия регионов в указанной сфере.
Это нормы пункта 39 части 2 статьи 26.3 и статьи 26 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", подпункта 1 части 1 статьи 1.3.1 КоАП РФ, согласно которым:
к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения относится установление своими законами административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления;
конституция (устав), законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах его полномочий, обязательны для исполнения всеми находящимися на территории субъекта Российской Федерации органами государственной власти, другими государственными органами и государственными учреждениями, органами местного самоуправления, организациями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами. Невыполнение или нарушение указанных актов влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации. В случае, если административная ответственность за указанные действия не установлена федеральным законом, она может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.
К такому выводу приводит и анализ положения пункта 3 части 1 статьи 1.3 КоАП РФ, согласно которому к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (но не нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления).
Оспариваемыми частями 1, 2, 3 и 5 статьи 73 Закона области установлена административная ответственность за невыполнение требований нормативных правовых актов органов местного самоуправления в сфере благоустройства.
Объектом правонарушений, предусмотренных частями 1, 2, 3 и 5 статьи 73 Кодекса, являются нормы и правила, направленные на обеспечение санитарного содержания муниципальных образований, озеленение и благоустройство территорий, что не находится в исключительном ведении Российской Федерации и по своему характеру не относится к вопросам, имеющим исключительно федеральное значение.
Так, согласно статье 6 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" принятие в соответствии с федеральными законами законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, контроль за их исполнением относятся к полномочиям субъектов федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
В соответствии со статьей 6 Федерального закона "Об отходах производства и потребления" принятие в соответствии с законодательством Российской Федерации законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, контроль за их исполнением относятся к полномочиям субъектов федерации в области обращения с отходами, а согласно пункту 1 статьи 2 указанного Федерального закона правовое регулирование в области обращения с отходами осуществляется в том числе муниципальными нормативными правовыми актами.
Статьей 6 Федерального закона "Об охране окружающей среды" к полномочиям субъектов Российской Федерации отнесено принятие законов и иных нормативных правовых актов в области охраны окружающей среды в соответствии с федеральным законодательством, а также осуществление контроля за их исполнением, согласно статье 10 указанного Федерального закона управление в области охраны окружающей среды осуществляется органами местного самоуправления, в том числе в соответствии с уставами муниципальных образований и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.
Статьями 14, 15, 16 Федерального закона № 131-ФЗ утверждение правил благоустройства территории поселения, организация благоустройства территории поселения отнесены к вопросам местного значения.
Как следует из положений Методических рекомендаций по разработке норм и правил по благоустройству территорий муниципальных образований (утв. приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 27.12.2011 г. № 613), разработка норм и правил благоустройства территорий муниципальных районов, городских округов либо внутригородских территорий города федерального значения относится к полномочиям органов местного самоуправления.
При этом в состав правил рекомендуется (пункт 8.1.2 Методических рекомендаций) включать следующие разделы (подразделы): уборка территории, порядок содержания элементов благоустройства (включает в себя, в том числе, требования к внешнему виду фасадов зданий, строений и сооружений), работы по озеленению территорий и содержанию зеленых насаждений.
Приведенные выше положения Методических рекомендаций нашли отражение в нормативных правовых актах органов местного самоуправления муниципальных образований Калининградской области, которыми установлены правила строительства, установки, содержания архитектурных объектов малых форм; правила содержания придомовых территорий, включая правила озеленения и содержания зеленых насаждений на территориях общего пользования, правила уборки указанных территорий.
Оспариваемыми заявительницей частями 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона области предусмотрена ответственность за нарушение требований, установленных правовыми актами органов местного самоуправления, определяющими порядок организации благоустройства территории поселений, и не установлена ответственность за нарушение требований федерального законодательства в сфере охраны окружающей среды, санитарно-эпидемиологических норм и правил, в силу чего вывод заявителя о превышении полномочий законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации при установлении административной ответственности является ошибочным.
При этом содержанием статей 6.3, 6.4, 7.22, 8.2 и главой 8 КоАП РФ, на которые ссылается заявитель, установленные частями 1, 2, 3 и 5 статьи 73 Кодекса составы административного правонарушения не охватываются.
Не может суд согласиться с доводом заявителя о том, что примечания к статье 73 Кодекса, в соответствии с которым предусмотренные настоящей статьей меры административной ответственности не применяются к правоотношениям, урегулированным федеральным законодательством в сфере экологических, санитарно-эпидемиологических, ветеринарных требований, а также правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, не отвечает требованиям ясности и определенности правового регулирования, позволяет устанавливать административную ответственность по вопросам федерального значения.

Согласно пункту 2 статьи 6 Закона Калининградской области "О правовых актах органов государственной власти Калининградской области" слова и выражения в нормативных правовых актах Калининградской области используются в значении, обеспечивающем их точное понимание и единство с терминологией, применяемой в законодательстве Российской Федерации.
При этом, как указывалось выше, положения Кодекса, предусматривающие административное наказание за совершение того или иного административного правонарушения, не применяются, если ответственность за их совершение установлена КоАП РФ.
Статья 73 Закона области дополнена примечанием в целях исключения возможности привлечения к административной ответственности за нарушение требований федерального законодательства, имеющих большую юридическую силу, а также возможности повторного привлечения к административной ответственности за одно и то же правонарушение.
Исходя из вышеизложенного суд приходит к выводу о том, что части 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона Калининградской области "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях" приняты Калининградской областной Думой в пределах своей компетенции и не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем заявление Д. не подлежит удовлетворению в полном объеме.
Руководствуясь ст.ст. 198, 199 и 253 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление Д. о признании недействующими частей 1, 2, 3, 5 статьи 73 Закона Калининградской области от 12 мая 2008 года № 244 "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях", принятой Законом Калининградской области от 20.02.2014 года № 300 "О внесении изменений в Закон Калининградской области "О внесении изменений в Закон Калининградской области "Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях" (принят Калининградской областной Думой 06.02.2014 г.) оставить без удовлетворения.
Решение в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации через Калининградский областной суд.
Решение в окончательной форме принято 06 февраля 2015 года.


------------------------------------------------------------------